ИЛИ РАН Институт лингвистических исследований РАН
на главную конференции отделы материалы ссылки
диссертационный
совет
образование personalia публикации журналы
научные проекты библиотека история библиография вакансии
in english

выбор кодировки:
koi8-r
utf-8

 

Российская академия наук

Институт лингвистических исследований

И.П.Сорокина, Д.С.Болина


ЭНЕЦКИЕ ТЕКСТЫ


Russian Academy of Sciences

Institute for Linguistic Studies


I.P.Sorokina and D.S.Bolina


ENETS TEXTS


Предисловие

Книга содержит публикуемые впервые на энецком языке с русским переводом тексты энцев, проживающих в нескольких поселках полуострова Таймыр. Тексты были, в основном, собраны авторами И. П. Сорокиной (66 текстов) и Д. С. Болиной (16 текстов) во время экспедиций в места проживания энецкого народа. И. П. Сорокиной проведены четыре экспедиции в 1969, 1974, 1977 и 1985 гг. в Потапово, Воронцово и Носок. Д. С. Болина, для которой энецкий язык (диалект бай) является родным, провела две экспедиции в 1991 и 1992 гг. в Потапово. Включены тексты на обоих диалектах энецкого языка - бай и маду. Тексты маду записаны И. П. Сорокиной.

К настоящему времени были опубликованы несколько небольших разрозненных энецких текстов. Это варианты сказок о Дёа, главном герое энецкого фольклора, записанных Я. Глухим и В. Сусековым (диалект бай), две сказки, записанные И. Сорокиной (одна на диалекте бай, другая на маду), которые опубликованы в сборнике «Сказки народов Сибирского севера, Томск, 1982, и несколько сказочных сюжетов, записанных К. Лабанаускасом (диалект маду), которые были изданы отдельной брошюрой в Таймырском окружном центре народного творчества, Дудинка, 1992. Исторически первый энецкий текст, сопровождаемый переводом на немецкий язык, опубликовал в 1967 году венгерский ученый Т. Микола в журнале «Acta linguistica. Academiae scentiarum Hungaricae» t. XVII, 1967, 59-210. В связи с тем, что энецкий язык находится на грани исчезновения и данное собрание текстов явится, по-видимому, первым и последним, мы сочли целесообразным включить в него наряду с большим количеством впервые публикуемых текстов, также и упомянутые выше опубликованные ранее. Эти тексты включены с любезного согласия всех пречисленных выше авторов. Комментарии к ним составила И. П. Сорокина. Мы благодарны также энке Болиной Нине, предоставившей нам магнитофонную пленку с текстами №№ 22, 38, 71, 78, и энцу Виталию Пальчину за несколько небольших текстов №№21, 57 и 64, которые записал он сам. Расшифровку, переводы и комментарии к этим текстам выполнила Д. С. Болина.

Публикуемое собрание текстов является уникальным. Катастрофическое уменьшение носителей языка не позволяет надеяться, что в будущем удастся существенно пополнить этот фольклорный материал. Так, диалект маду на наших глазах практически исчез. Носителей диалекта бай осталось не больше нескольких десятков человек. Поэтому, публикуя данное собрание, мы считали основной целью зафиксировать энецкие материалы во всем их многообразии и с максимальной полнотой. Здесь представлены сюжеты мифологического характера, сказки, исторические предания и легенды, песни, множество бытовых рассказов, образцы деловой и детской речи. Основная цель данной работы - лингвистическая. Мы хотели в первую очередь сохранить и сделать доступными для иссследователей языковые материалы энецкого языка. Одновременно публикуемые тексты имеют этнографическую ценность, фиксируя факты исконного и современного быта, а также культуры энцев.

Задачу унификации энецких слов мы не ставили, стремясь максимально точно записать данный рассказ информанта. Отсюда различия в написании энецких слов, произносимых разными информантами, а иногда и тем же информантом, в разное время. При наличии подстрочного перевода эти разночтения не составят трудности для читателя. Параллельные сюжеты, записанные в разное время, иллюстрируют многообразие языковых средств устной энецкой речи.

Сборник состоит из 102 текстов, скомпонованных по тематическим разделам. Классификация знецкого фольклора по жанрам в настоящее время отсутствует, поэтому тематическая разбивка проведена условно: некоторые сказки могут рассматриваться как легенды и наоборот и т. п. Тексты даны в транскрипции, построенной на базе русской графики с применением диакритики для звуков отсутствующих в русском алфавите. Данная транскрипция разработана Н. М. Терещенко и опубликована в книге «Палеоазиатские языки» (Л., 1986). Энецкие тексты Т. Миколы, опубликованные ранее в латинской графике, переведены И. П. Сорокиной в транскрипцию Н. П. Терещенко, а немецкий перевод энецких текстов Т. Миколы был ею же заменен русским и дополнен комментарием. Каждый энецкий текст сопровождается дословным русским переводом и комментариями лингвистического характера. В комментарии вынесены лексические несоответствия энецкого оригинала и русского перевода. Это - устойчивые сложные лексические комплексы, состоящие из двух, а иногда и трех компонентов, которые на русский язык переводятся, как правило, одним словом; суффиксы, переводимые на русский язык отдельными словами; идиоматические выражения; полипредикативные комплексы, состоящие из одного энецкого слова, переводимого на русский целой фразой. Комментарии содержат также сведения по истории и этнографии знцев.

В конце книги дан расширенный список литературы, в котором раздельно приводятся работы по фольклористике и этнографии и основные источники по грамматике энецкого языка, использованные при составлении комментариев. На некоторые из этих работ нет прямых ссылок в тексте, но они дают более полное представление об этнографии и фольклоре сибирского ареала.

Для удобства читателя мы привели список наиболее часто встречающихся формообразовательных аффиксов.

Монография предназначена для уралистов, самодистов, этнографов и историков Сибири, специалистов по фольклору. Она может быть полезна для преподавтелей национальных школ и студентов, изучающих языки народов Севера.

Введение

Enets language dialects location

Энцы - маленькая народность: по переписи 1989 г. их насчитывалось 198 человек, по переписи 2002 г. - 327 человек, из которых на родном языке говорит около трети. Энцы живут в низовьях Енисея на полуострове Таймыр и сосредоточены в двух поселках: Потапово Дудинского района Красноярского края и Воронцово Усть-Енисейского района Красноярского края. В конце ХII - начале ХIII веков энцы были более многочисленны и занимали обширные территориии, чем те, на которых они проживают сейчас. Энцы издавна не сложились в единую народность и до сих пор состоят из двух территориально разобщенных этнических групп. Одна из них - тундровые энцы - сомату или маду, вторая - лесные - пэ бай. Тундровые энцы живут в поселке Воронцово и занимаются в основном охотой и рыболовством. Лесные энцы живут в поселке Потапово, и основным их занятием является оленеводство. Тундровые энцы говорят на диалекте маду, лесные - на диалекте бай. Эти диалекты отличаются один от другого в основном фонетикой, и сами энцы считают их разными языками. В силу того, что поселок Воронцово территориально сильно отдален от центральных городов Таймыра Норильска и Дудинки и труднодоступен, на диалект маду практически не оказывалось никакого иноязычного влияния, и данный диалект сохранил более архаичное состояние языка, чем диалект бай. Поселок Потапово находится южнее, на близком расстоянии от Дудинки - мощного центрального порта Таймыра, что не могло, помимо других факторов, не сказаться на состоянии диалекта бай. Кроме того поселок Потапово является интернациональным, энцы составляют в нем не более половины населения. Помимо русскоязычного населения энцы соседствуют в поселке с ненцами, эвенками, долганами и до недавнего времени со ссыльными немцами, которые в начале Великой Отечественной войны были высланы сюда из Поволжья. Языком межнационального общения в Потапово является русский.

Энцы ранее состояли из нескольких патрилинейных родов. Каждый род имеет определенные фамилии. Так энцы рода Моггади - Болины, рода Бай - Силкины, рода Чор (дету ŋо) - Пальчины (гусиная нога), рода Ючи - Ашляпкины, рода Аседа - Ямкины, Лодоседа - Туглаковы, Солда - Каплины, Садо - Пилько и т. д. Сами энцы путем наивной народной этимологии объясняли одному из авторов, почему так назван род и как им давались впоследствии русские фамилии. Этимологизировались и переводились на русский язык названия родов. Например, энцы рода Моггади - от энецкого слова могга 'лес' были названы так потому, что, жили в лесу и любили лес. Затем на русский слово Моггади переводилось как 'лес, полено' и в соответствии с энецкой фонетикой получались - Болины. Энцы рода Бай (бай тыарэго) были очень богатыми, имели много оленей, поэтому обладали властью, силой, их назвали Силкиными и т. д. Правда, часто разные информанты давали нам разные версии по поводу названий родов, и нередко переводы названий энецких родов не соответствуют русским фамилиям, так что считать эту народную этимологию достаточно научно обоснованной нет основания. Тем более, что этимология некоторых слов, от которых образовались родовые названия, затемнена. Эти объяснения интересны с точки зрения мировоззрения и фольклора энцев. Часто по поводу происхождения и названия того или иного рода рассказываются целые истории и легенды, которые, к сожалению, зафиксированы в наших материалах только на русском языке.

По религиозным верованиям энцы были шаманитами. Уже до революции все энцы считались православными, поэтому у многих из них имелись русские имена. Христианство мало отразилось на культуре и мировоззрении энцев. Интересно, что в быту энцы пользуются не именами, а именами-прозвищами, которые есть у каждого человека, причем у одного человека таких прозвищ может быть несколько. Они даются на основании какой-либо отличительной черты данного человека или связываются со случаями и ситуациями, в которые этот человек попал. Например, прозвище Ботаŋε 'Лишняя' дано одиннадцатому ребенку в семье, Бякши 'Без шеи' дано человеку с короткой шеей. Встречаются также прозвища Тучи 'Мешок', Ниби 'Паук', Тэтако 'Богатенький', Найку 'Лысенькая', Дярнε 'Плаксивая женщина' и т. д.

Богатый и разнообразный энецкий фольклор широко распространен. По мнению энцев их фольклор когда-то состоял из двух жанров - сюдбичу и деричу. Сюдбичу - это большие эпические произведения о богатырях оленеводах, которые сражаются с врагами, иногда с великанами-людоедами, много странствуют то в поисках жены, то в поисках богатства. Они могут умирать и воскресать и снова продолжать борьбу. Произведения этого жанра нам не удалось зафиксировать. Этнографы предполагают, что сюдбичу - не исконно энецкий жанр, а заимствован от ненцев, у которых он широко распространен и в настоящее время. По мнению Б. О. Долгих в сюдбичу, которые он слышал от энцев, не содержится никаких сведений о быте последних, не упоминаются местности, в которой жили или живут энцы, герои сюдбичу часто имеют ненецкие имена, принадлежат к ненецким родам. Может быть поэтому этот заимствованный жанр фольклора энцами был утрачен. Это, однако, не обеднило их исконный фольклор, т. к. в произведениях другого жанра - деричу - представлены во всем многообразии данные о их материальной и духовной культуре, верованиях и социальном строе, конкретные данные о прошлой и настоящей жизни. Слово деричу имеет корень, от которого образованы такие слова как 'известие, весть, говорить, рассказывать'. Представители старшего поколения еще помнят, как вечерами, особенно длинной полярной зимой, все собирались около стариков в одном чуме и кто-нибудь просил: «Расскажите деричу», и один из представителей старшего поколения начинал рассказ. К деричу энцы относят рассказы о прошлом, о столкновениях предков энцев с другими народами, о жизни первых полуоседлых охотников на диких оленей; сюда также относятся мифы, сказки, исторические предания и легенды. Деричу, как говорят сами энцы, в отличие от вымышленных событий сюдбичу представляют собой рассказы о действительно имевших место событиях. Но вместе с тем в мифах и легендах присутствует много элементов фантастики и вымысла. Сказка, миф, предание переживается рассказчиком как реальное событие, участником которого он был или является. Рассказчик как бы перевоплощается в героя и часто начинает вести рассказ от первого лица, а прошедшее время меняется на настоящее. Иногда даже само предание является самостоятельным персонажем, т.е. персонифицируется. Рассказчик говорит: «Теперь дере (речь), устала, ушла к другому».

Основное содержание данного сборника составляют деричу и бытовые рассказы, описывающие быт и случаи из жизни энцев. Деричу делятся на два раздела: деричу мифологичкского характера, деричу - предания и легенды. Именно в этих сказаниях в полной мере раскрываются тонкости энецкого языка. Язык многих из этих произведений сильно отличается от современного разговорного. Он менее подвергся иноязычным влияниям и насыщен разнообразными изобразительными средствами: идиоматическими и образными выражениями, эпитетами, метафорами, гиперболами. Кроме того в фольклоре любого народа, как известно, находят отражения важные сведения о духовной, материальной культуре, общественном устройстве, социальной организации и быте. Являясь памятником устного народного творчества, данный жанр уходит корнями глубоко в историю народа, отражает его прошлый социальный строй, особенности хозяйства, мировоззрения и пополняет наши знания не только о языке народа, но и его истории и этнографии.

 
    ©2002-2017 ИЛИ РАН;
199053, Санкт-Петербург, Тучков пер., 9, (812) 328-16-12