ИЛИ РАН Институт лингвистических исследований РАН
на главную конференции отделы материалы ссылки
диссертационный
совет
образование personalia публикации журналы
научные проекты библиотека история библиография вакансии
in english

выбор кодировки:
koi8-r
utf-8

 

А.П. Сытов (04.08.1948–07.01.2012)

Aleksey Petrovich Sytov

Слово о коллеге

7 января 2012 г. не стало нашего коллеги и друга Алексея Петровича Сытова. Его уход был так внезапен, что осознать это в полной мере мы еще не можем. Его высокий профессионализм, товарищеская поддержка и доброжелательность, невозмутимость в трудной ситуации и чувство юмора — все это, казалось, всегда будет с нами.

Как ученого Алексея Петровича интересовали разные области лингвистики, — прежде всего, сравнительно-историческое индоевропейское языкознание, но также и грамматическая типология балканских языков, и грамматика албанского языка (диахрония и синхрония), и история науки. Его творческий путь был связан с двумя учреждениями: с Санкт-Петербургским университетом, где он получил высшее образование, и Институтом лингвистических исследований РАН, где прошла вся его жизнь.

А.П. Сытов родился в 1948 г. в г. Петропавловске-Камчатском, где в то время служил морским офицером его отец. Окончив в г. Ленинграде среднюю школу, он в 1966 г. поступил на филологический факультет Ленинградского университета, где под руководством проф. А.В. Десницкой изучал албанскую филологию. По окончании университета в 1971 г. был принят в аспирантуру Института языкознания (с 1992 г. — ИЛИ РАН) по специальности теория языкознания (на материале балканских языков). Вся дальнейшая деятельность А.П. Сытова была связана с этим институтом: с 1974 г. — младший, с 1984 г. — старший научный сотрудник, с 1988 г. работал в должности ученого секретаря Института, с 1991 г. — заместитель директора ИЛИ РАН по научной работе.

Первые научные интересы А.П. Сытова были связаны с изучением древнейших этапов развития албанского языка. Тема его кандидатской диссертации — "История албанской глагольной флексии", которую он защитил 4 февраля 1977 г. В какой-то мере это может объясняться влиянием (научными предпочтениями) его научного руководителя А.В. Десницкой, чьи работы по индоевропейской компаративистике были хорошо известны. Но были тому и объективные предпосылки — А.П. Сытов был очень способным, серьезным и ответственным студентом. На это ясно указывают сохранившиеся в его архиве тексты лекций, в том числе по исторической фонетике албанского языка (1970 г.). Они записаны так ясно, четко, с таблицами звуковых соответствий, что похожи скорее на конспект серьезного научного труда, чем на записи лекций.

В кандидатской работе А.П. Сытова в обобщенном виде показаны пути становления всех синтетических форм албанской глагольной системы, начиная с индоевропейского периода и до современного состояния. Отдельные черты этого процесса были выявлены в исследованиях классиков индоевропеистики и албановедения — Фр. Боппа, Г. Мейера, Х. Педерсена, но они носили фрагментарный характер. А.П. Сытов не только свел их в одну картину, — в ряде случаев он предложил свое решение поставленных ранее, но не решенных вопросов. Среди них, например, новые аргументы в вопросе о собственно албанском (а не унаследованном) характере чередований типа pëlcas – plasa, решение спора о происхождении показателей возвратно-пассивного залога и др.

Албанский язык, как известно, представляет собой так называемую "моногруппу" в семье индоевропейских языков, поэтому для внутренней реконструкции (из-за его поздней письменной фиксации) неизбежно приходится максимально использовать диалектные данные, в том числе и говоров вне основного ареала: Италии, Греции, Далмации, Болгарии и Украины. Такой подход приближает работу А.П. Сытова "к сравнительно-историческому анализу глагольной системы в целой семье близкородственных языков" (М.А. Габинский).

В 70-х годах ХХ в. еще не были изданы фундаментальные труды по исторической грамматике албанского языка Ш. Демирая, а позднее К. Топалы. Естественно, поэтому, что на защите диссертации оппонентами было высказано предложение опубликовать ее уже в том виде, как она была представлена, в качестве учебного пособия. Осуществить это предложение не представилось возможным, но отдельные части диссертации напечатаны в составе разных сборников и на страницах албанских журналов. Среди них назовем статьи об историческом соотношении словоизменительных глагольных классов (1976), о рефлексе вторичного и.-е. окончания 1 л. ед. ч. в глагольной системе албанского языка (1978), о глагольном основообразовании (1986).

Реконструкция глагольной флексии и связанное с этим рассмотрение процессов переразложения основ, роли старых и.-е. суффиксов в этих процессах — весь этот круг вопросов связан с проблемами этимологии глагольной лексики. Неудивительно поэтому появление у А.П. Сытова статьи (1987), посвященной этимологическому анализу трех албанских глаголов, которые он возводит к и.-е. корню *-ei (праалб. *-e-). По мнению автора, в древнеалбанском существовала продуктивная модель образования слов с помощью суффиксов *-nio, *-tio, *-sko, *-no, *-io, по которой создавались глаголы с разными лексическими оттенками. Таким путем появилась и группа глаголов движения, представленная в современном языке глаголами vete ‘идти, ходить’ < *ei-mi, eci ‘ходить, идти’ < *e-tio, vij ‘приходить’ < *venio < *e-nio.

Алексей Петрович, к сожалению, не продолжил своих исследований в данной области албановедения. Возможно, в какой-то мере это связано с тем обстоятельством, что в те годы в системе Академии наук была установка на работу в составе так называемых коллективных тем, и молодым сотрудникам не позволялось иметь тем индивидуальных. Заметим, что из всех учеников А.В. Десницкой только двое занимались "индоевропейскими древностями" албанского языка, — А.П. Сытов и позднее А.Ю. Русаков.

Позже Алексей Петрович вновь обратится к исторической тематике, когда под руководством А.В. Десницкой стала разрабатываться новая коллективная тема — вопросы адаптации латинского языкового элемента в балканском ареале. Здесь им выполнен большой раздел, посвященный латинским элементам в глагольной системе албанского языка.

Рассматривая, по каким словоизменительным классам распределялась заимствованная из латыни глагольная лексика, А.П. Сытов показывает морфологическую обусловленность вхождения ее в наиболее продуктивный ныне тип спряжения на -oj. Это в свою очередь повлекло за собой также необходимость уточнения формы латинского этимона. Анализ материала привел А.П. Сытова к выводу о том, что в этом вопросе следует учитывать всю совокупность однокоренных глагольных и именных образований (т.е. личных и инфинитных форм латинского глагола). Ряд причин послужил тому основанием. Во-первых, в некоторых случаях сравнение с основой латинского инфинитива не является показательным для исторического анализа структуры соответствующего албанского глагола, во-вторых, имеются глаголы, в отношении которых мы не можем с уверенностью сказать, отражают ли они соответствующие латинские глаголы или образованы на албанской почве от заимствованного из латыни имени того же корня, как, например, peshoj ‘взвешивать, весить’ < penso, -are или от алб. peshë ‘вес’ < pensum.

Ряд статей А.П. Сытов посвятил изучению албанского глагола в синхронном плане. Здесь его интересовали две большие темы: во-первых, характер аспектуальных оппозиций в системе прошедших времен, и, во-вторых, своеобразная глагольная категория, именуемая в албанских грамматиках адмиративом и традиционно трактуемая как одно из глагольных наклонений.

К рассмотрению видовых оппозиций в албанском языке А.П. Сытов подошел с позиций функционально-семантической грамматики, в рамках которой описание ведется в направлении от семантики к средствам ее выражения. Функционально-семантическое поле аспектуальности при таком подходе может содержать видовые оппозиции разной семантики и разного морфологического статуса. В албанском языке А.П. Сытов выделяет три оппозиции видового характера: имперфект : аорист, перфект : неперфект, прогрессив : непрогрессив.

Эти оппозиции различаются по характеру семантического признака, лежащего в их основе, по месту в глагольной системе, по охвату глагольных форм, они не связаны между собой строгими системными отношениями. Это означает, что в албанском языке нет единой грамматической категории глагольного вида, а функционально-семантическое поле аспектуальности имеет полицентрическую структуру (1983).

Сюда примыкает и небольшая статья об аористе и перфекте в языке северноалбанского эпоса (1976). Автор предлагает объяснение такой яркой особенности языка этих песен, какой является значительное количественное преобладание перфекта над аористом — 75% и 12,5% соответственно от общего числа употребляемых форм прошедшего времени.

Использование перфекта в качестве повествовательного времени представляет собой пример абсолютного употребления этой формы. Это так называемый "исторический перфект". Автор выделяет два неравнозначных в стилистическом отношении типа эпического повествования: с преимущественным использованием форм аориста (это несколько торопливое перечисление событий) и с использованием исторического перфекта (это особый структурный тип, занимающий господствующее положение в северноалбанской устной поэзии). Стилистическое различие между ними можно обозначить как различие между констатацией факта и "показом" события.

К изучению категории адмиратива в албанском языке А.П. Сытов обратился с позиций сопоставительно-типологического подхода (1979). Исследование албанского материала проведено им не только с учетом его балкано-славянских соответствий. Привлекая данные других и.-е. языков — балтийских (литовского и латышского), а также армянского и таджикского, А.П. Сытов поместил эту своеобразную грамматическую категорию в широкую типологическую перспективу, что позволило ему обосновать свою гипотезу по вопросу ее происхождения.

Рассмотрев употребление албанского адмиратива, А.П. Сытов приходит к выводу, что значения адмиративности и комментативности "следует признать частными, контекстуально обусловленными проявлениями некоего единого семантического комплекса", для которого общим является значение неочевидности, незасвидетельствованности.

Рассмотрев в динамике семантической эволюции оттенки значений форм адмиратива, А.П. Сытов указал на явную их связь со сферой косвенной речи. Важным здесь является "целевая установка высказывания, внутренне присущая косвенной речи в целом: сообщая о каких-то событиях, говорящий считает необходимым указать на источник сведений об этих событиях". Первичным значением возникшей категории, было, по его мнению, значение комментативности, адмиративное же значение развилось уже на его основе. Эту сравнительно молодую категорию албанского языка А.П. Сытов называет "адмиративом-комментативом".

По вопросу происхождения категории адмиратива А.П. Сытов выскажет свою точку зрения еще раз (1994). Сопоставляя мнения В. Фидлера (1968), А.В. Десницкой (1982, 1986) и свою собственную (1979), он находит, что в них содержится много общего. Все три концепции базируются на инвариантном признаке дистантности // эвиденциальности, из которого может быть выведен весь комплекс значений данной категории. Однако исходной базой появления значения пересказа в формах инверсированного перфекта А.П. Сытов по-прежнему считал конструкции с косвенной речью. Такой подход, по мнению автора, "предполагает учет взаимодействия синтаксического уровня (косвенная речь — комментатив) с морфологическим (прямая речь — адмиратив)".

Ранее в работе (1979) А.П. Сытов показал особое положение этой категории в грамматической системе языка, выводя ее из состава категории наклонения. Тогда им была отмечена возможность ее интерпретации в рамках предложенной Р. Якобсоном так называемой категории "засвидетельствованности" (evidential). В статье (1994) А.П. Сытов солидаризуется с точкой зрения, согласно которой рассматриваемые формы составляют особую грамматическую категорию, категорию статуса, и предложил для нее термин status evidentialis (о понятии "статус" см. В. Фридман — Friedman 1978).

К теме адмиратива А.П. Сытов более уже не возвращался. Когда позднее в середине 90-х годов в Институте под руководством Н.А. Козинцевой была начата работа по изучению категории эвиденциальности на материале разных языков (Эвиденциальность 2007), А.П. Сытов, к сожалению, в ней не принимал участия.

А.П. Сытову принадлежит также очерк "Албанский язык" (1990, соавтор А.В. Жугра), подготовленный для большой коллективной темы "Основы балканского языкознания", которую задумала и начала осуществлять А.В. Десницкая. С уходом А.В. Десницкой (1992) работа над темой прервалась, вышел только 2-ой том "Основы балканского языкознания: славянские языки" (1998).

Помимо собственно исследовательских работ, на которых имя А.П. Сытова обозначено как имя автора, есть ряд изданий, в которых он был редактором. Редактором очень внимательным и точным. Показателен такой пример.

В 2007 г. торжественно отмечалось 300-летие со дня рождения Леонарда Эйлера. Научное наследие этого великого ученого так обширно, что к юбилейным торжествам оказался сопричастен и наш институт. В Санкт-Петербургском научном центре был подготовлен к печати впервые переведенный на русский язык труд Эйлера по теории музыки (Эйлер 2007). По просьбе ответственного редактора Н.Н. Казанского А.П. Сытов еще раз прочел текст подготовленной книги и обнаружил ускользнувшую от всех неточность, касающуюся терминов quarta и quinta. И это не удивительно, А.П. Сытов был прекрасно музыкально образован, обладал абсолютным музыкальным слухом, хорошо знал и любил музыку. Но А.П. Сытов был "не громким" человеком, и об этих его качествах мало кто знал.

На протяжении более двух десятков лет А.П. Сытов выполнял значительную работу научно-организационного характера, — как ученый секретарь института (3 года) и как заместитель директора по научной работе (21 год). Первое время ему вполне удавалось сочетать собственно научную и административную работу. Но в связи с различного рода реорганизациями (в стране и в академии) деятельность эта требовала все большего и большего расхода времени и интеллектуальных усилий, а общение с чиновниками — расхода и психологических сил. Сдержанный, сугубо корректный, чуть суховатый стиль поведения А.П. Сытова как администратора скрывал напряжение, которого это ему стоило. Это был невидимый для сотрудников фронт, на котором случались воистину драматичные ситуации. В итоге доля текстов административно-правового характера постепенно все больше вытесняла все другие. Но как коллега — албановед и балканист — А.П. Сытов всегда был готов обсудить с нами подготовку и программу конференции, прочесть и отрецензировать статью, выступить редактором.

А.П. Сытов был хорошим и добрым товарищем, — в общении ему были свойственны не только сдержанность, невозмутимость, но и умение подметить юмористическую сторону ситуации и обыграть ее в изящной шутке-комментарии. Но не громко, как бы мимоходом. Вспоминается совместная с А.П. Сытовым поездка на семинар в Косово в 1988 г. Нас было четверо сотрудников института. Мы прибыли в аэропорт Приштины поздно вечером, рейсовый автобус ушел, и нам пришлось брать такси до города Призрена. Мы сидели в машине, тесно прижавшись друг к другу и молчали, а водитель гнал на большой скорости по ночной горной дороге, неведомым образом угадывая повороты, спуски, подъемы. Мы молчали, испытывая чувство какой-то радостной тревоги от этой быстрой и опасной езды, предвкушая встречу с интересным старинным городом, ожидая новых знакомств. А.П. Сытов потом вскользь заметит, что ездить за границу удобнее всего в количестве четырех человек — все помещаются в одну машину.

Алексей Петрович оставил нам не только свои труды по албановедению, серьезные и хорошо аргументированные. Он оставил по себе добрую память в наших сердцах — в сердцах его коллег в России и за рубежом.

А.В. Жугра

Список работ А.П. Сытова, упоминаемых в данной статье

1975 Глагольные инновации и архаизмы в говоре албаноязычных поселений Украины // Лингвистические исследования 1975: Вопросы строя индоевропейских языков, ч. 1. М. С. 136–150.
1976 Из истории албанской глагольной флексии // Грамматический строй балканских языков. Отв. редактор А.В. Десницкая. Л. С. 193–201.
1976 Аорист и перфект в языке северноалбанского эпоса // Грамматический строй балканских языков. Отв. редактор А.В. Десницкая. Л. С. 215–225.
1978 К вопросу о рефлексе вторичного и.-е. окончания 1 лица ед. числа в глагольной системе албанского языка // Лингвистические исследования, 1978: Синтаксис и морфология языков различных типов. Л. С. 228–234.
1979 Категория адмиратива в албанском языке и ее балканские соответствия // Проблемы синтаксиса языков балканского ареала. Отв. редактор А.В. Десницкая. Л. С. 90–125.
1984 Видовые оппозиции в албанском языке // Теория грамматического значения и аспектологические исследования. Отв. редактор А.В. Бондарко. Л. С. 189–200.
1986 Некоторые вопросы исторического изучения глагольного основообразования в албанском языке // Вопросы языка и литературы народов балканских стран. Л. Изд-во ЛГУ. С. 90–94.
1987 Латинские элементы в глагольной системе албанского языка // Romano-Balcanica: Вопросы адаптации латинского языкового элемента в балканском ареале. Отв. редактор А.В. Десницкая. С. 171–202.
1987 Quelques questions sur la dérivation verbale dans la langue albanaise sous l′ aspect historique // Recherches albanologiques, 2–1985. Prishtinë. C. 89–95.
1990 Албанский язык // Основы балканского языкознания: языки Балканского региона. Часть 1 (новогреческий, албанский, романские языки). Отв. редактор А.В. Десницкая. С. 46–92.
1994 Диахронно-типологический параллелизм развития категории засвидетельствованности в албанском и балкано-славянских языках // Slavia Meridionalis: Studia linguistica slavica et balcanica. №1. Warszawa. C. 95–105.

Библиография

  • Десницкая А.В. К вопросу о значении и происхождении категории адмиратива в албанском языке // Македонски jазик, XXXII–XXXIII, Скопjе. 1982. С. 171–186.
  • Десницкая А.В. К семантике албанского адмиратива // Вопросы языка и литературы народов балканских стран. Л., изд-во ЛГУ. 1986. С. 28–41.
  • Эвиденциальность в языках Европы и Азии. Сборник статей памяти Наталии Андреевны Козинцевой. СПб., 2007.
  • Эйлер Л. Опыт новой теории музыки, ясно изложенной в соответствии с непреложными принципами гармонии. Перевод с латинского кандидата искусствоведения Н.А. Алмазовой. СПб., Нестор-История, 2007.
  • Fiedler W. Zu einigen Problemen des Admirativs in den Balkansprachen // Actes du Premier сongrès intern. des etudes balkaniques et sud-est européennes, VI. Sofia, 1968. P. 367–370.
  • Friedman V.A. On the Semantic and Morfological Influence of Turkish on Balkan Slavic // Papers from the fourteenth regional meeting. Chicago Linguistic Society. Chicago, 1978.
 
    ©2002-2015 ИЛИ РАН;
199053, Санкт-Петербург, Тучков пер., 9, (812) 328-16-12