ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Видовая интерпретация ранних глагольных форм в немецком и русском языках

Д.Биттнер, Н.В.Гагарина (Берлин)

В работе сравнивается появление инфинитива и личных форм глагола в немецком и русском языках и рассматривается аспектуальная интерпретация этих ранних глагольных форм. Оба языка обладают категориями лица, числа, времени, которые выражаются глагольными флексиями или аналитически (например, прошедшее время (перфект) в немецком; аналитическое будущее время с глаголами НСВ в русском). Немецкий язык, в противоположность русскому, не обладает грамматической категорией вида. Предельность действия в этом языке может, например, выражаться лексически с помощью так называемых отделяемых приставок, например: Er hat den Apfel gegessen (Он ел / съел яблоко) --- Er hat den Apfel aufgegessen (Он съел яблоко). Тем не менее, аспектуальное противопоставление предельности и непредельности действия может быть обнаружено при анализе ранних глагольных форм в речи детей, усваивающих этот язык. Так, например, первые формы 3 л. ед.ч. в речи немецких детей выражают действие как целое, ограниченное пределом, и соответствуют значениям, которые имеют формы СВ в русском языке.

Первые глагольные формы настоящего и прошедшего в речи детей, усваивающих русский язык, имеют следующие особенности: глаголы СВ употребляются в течение небольшого промежутка времени только в прошедшем времени, глаголы НСВ употребляются в настоящем времени. Такое формальное маркирование глаголов СВ окончаниями прошедшего времени в русском языке, однако, не отражает >, так как действия, представленные глаголами СВ, происходят на самом деле в момент речи. Вернее, результат действия наблюдается в момент речи ребенка. Таким образом, в русском языке наблюдается противопоставление действие, законченное в момент речи>>. Первые формы глагола получают не временную, а видовую интерпретацию.

В исследовании приводятся результаты анализа данных спонтанной речи одного ребенка, усваивающего немецкой язык (возраст информанта 1.08--2.03), и двоих детей, усваивающих русский язык (возраст информантов 1.05--2.03).

Результаты проанализированных нами данных немецкого и русского языков позволяют нам присоединиться к гипотезе, указывающей на возникновение вида до времени или на первичность глагольного вида. Кроме того, исследование направлено на постановку (и частичное решение) следующих вопросов: а) форма и ее значение-функция в речевой продукции детей на самых ранних этапах онтогенеза, б) взаимоотношение (иерархия) категорий вида и времени в детской речи и в нормативном языке.