ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

О поиске языковой протоосновы, используемой ребенком на начальном этапе языкового развития}

Н.Т.Бушенев (Череповец)

Отбор взрослым тех или иных средств при общении с ребенком, на наш взгляд, подчиняется принципу учета психофизиологических возможностей ребенка и принципу учета того, что внеязыковой опыт ребенка еще очень беден. По нашим предположениям, этот отбор может найти подкрепление и в лингвистических характеристиках отбираемых единиц: существует некая гипотетическая языковая протооснова, которую в первую очередь в соответствии со своими возрастными возможностями и с определенной (не всегда, вероятно, эффективной) помощью взрослых ребенок осваивает. Без усвоения этой основы, как думается, ребенок не смог бы перейти в овладению сложнейшими механизмами речемыслительной деятельности.

В указанную основу входят структуры, соотносительные в языке взрослых с номинативами, выступающими в функции именования предмета и одновременно внеязыковой ситуации в целом, а нередко и в функции обращения. Они имеют особенности в своем звуковом составе и, по-видимому, в интонационной структуре (слоговой сингармонизм, редупликация слогов и т.д.).

Возникают вопросы: 1) возможно ли выявление на объективных основаниях протоосновы языка и если да, то с помощью каких научных методов она может быть установлена? 2) если такая первичная языковая основа в современном языке действительно существует, то какими путями осуществляется переход от протоосновы к развитому взрослому языку и, кроме того, как соотносятся протооснова --- неразвернутые, неструктурированные, недифференцированные элементы языка --- с развернутыми, четко структурированными и дифференцированными единицами развитого языка; 3) какова роль взрослого в том, чтобы языковое развитие ребенка было поступательным, быстрым и успешным; кто он в первую очередь: а) создатель качественных образцов, б) "адаптатор", приспосабливающий свою речь к психофизиологическим возможностям ребенка, затем постепенно усложняющий свою речь в соответствии с возрастающими возможностями ребенка (фактически "поводырь"), в) умелый "корректовщик" стихийно формирующейся речи ребенка (и должен ли в этих условиях взрослый, следящий за речевым развитием ребенка, оставлять за ним право на ошибку, возможность самому найти правильный, коммуникативно уместный вариант)?

Думается, что протоязыковая основа в языке взрослых полностью не исчезает; она, во-первых, существует как фон, на котором воспринимаются более сложные языковые образования, во-вторых, она может быть востребована и взрослыми носителями языка (в необычных или экстремальных условиях общения, при существенном недостатке у взрослого языкового и внеязыкового опыта) и, наконец, эта основа используется при общении взрослых с маленькими детьми.