ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Полипропозитивные структуры в детской речи

Н.А.Дьячкова (Екатеринбург)

Во > синтаксисе существуют монопредикативные полипропозитивные структуры. Это простые предложения, которые содержат объем информации, изосемическим способом [Золотова 1982: 183] выражения которой является сложное предложение. Это асимметричные конструкции --- в них между планом выражения и планом содержания имеется несоответствие. Асимметричные конструкции разнообразны, например: Маленькая собачка до старости щенок; Я не помню брата маленьким; Меня огорчило известие о болезни отца и т.п. Одной из таких асимметричных конструкций является конструкция с неопускаемым определителем в присубъектной позиии. Как правило, такие предложения являются сентенциями и представляют собой суждения о человеке и его микрокосме. Это когнитивно сложные предложения --- при восприятии они требуют додумывания и развертки [Кубрякова 1998]. Сфера функционирования конструкций типа Простые люди не бывают хорошими; Безвольный человек всегда хвастлив --- генеритивно-волюнтивный регистр. Для генеритивного регистра характерны всевременные предикаты, для волюнтивного --- семантика обобщенности, истинности, которая дает возможность говорящему не утруждать себя обоснованием высказанного [Золотова и др. 1998: 438]. Данные конструкции позволяют представить информацию в компрессированном виде (ср.: Если башмаки старые, то они никогда не жмут ---> Старые башмаки никогда не жмут) (об этих конструкциях см.: [Дьячкова 2002]).

Существуют ли в > синтаксисе аналогичные компрессированные эквиваленты сложных предложений с отношениями обусловленности, иначе --- когнитивно сложные предложения сентенционного характера? Способны ли дети к установлению отношений потенциальной обусловленности между двумя свойствами одного предмета (дескриптива)? В каком возрасте формируется данная когнитивно-языковая способность?

Материалом для исследования послужили высказывания детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста, которые были извлечены из >, составленного по материалам телевизионной игры > [Пехлецкий, Бражников и др. 1997]. В словаре приводятся > и >, в которых > (так называют участников игры ее организаторы) представляют > [Там же: 3].

Сам жанр > и > побуждает к обобщению когнитивного опыта ребенка --- к вербальному оформлению установленных им ранее закономерностей. Дети должны объяснить значения слов или порассуждать на заданную тему. Например, что такое бассейн? Ответ ребенка: Бассейн. Там хорошие люди шапки надевают. У кого есть --- плавки, у кого нет --- трусы (Миша Р., 5 лет)1. Или --- кто такие гости, какими они бывают? --- Гости. Невежливые гости --- это те, которые пришли, все съели, а подарков не принесли (Саша Б., 6 лет).

Анализ подобных > показывает, что дети данного возраста умеют продуцировать тексты генеритивно-волюнтивного регистра, что они способны к установлению отношений потенциальной обусловленности между двумя признаками одного дескриптива и что некоторые способы обобщения вполне сопоставимы с теми, которые существуют во > языке.

Приведем еще один пример: Щеки. Если у человека сильные щеки, то и сам он сильный, потому что с сильными щеками ему и жевать легче. А когда человек много ест, то и руки, и ноги у него крепкие. Поэтому нужно, чтобы щеки были сильными (Саша У., 9 лет). В этом примере очевидны отношения потенциальной обусловленности. До сентенции в компрессированном варианте ребенку надо сделать один шаг, ср.: У сильного человека сильные щеки; С сильными щеками и жевать легче; Сильные щеки --- крепкие руки и ноги и т.п.

Анализ текстов показывает, что дети, как правило, избирают развернутый способ представления отношений детерминированности одного свойства другим. В приведенном выше примере данные отношения выражены изосемически. Однако в аналогичных детских речениях можно встретить и неизосемические способы выражения данных отношений, например: Тамада. В Грузии таких человеков очень много. Они должны быть веселые и толстые. А худенький всего этого не вынесет (Таня С., 8 лет). Последняя фраза представляет полипропозивную асимметричную конструкцию, ср.: Если человек худенький, то он всего этого не вынесет.

Иногда ребенок обнаруживает способность не только представить отношения детерминации в компрессированном варианте, но и усилить модальность истинности, свойственную всем сентенциям, с помощью антитезы: Мечты. У толстого это --- похудеть. А у тонкого наоборот --- отрастить большой и красивый живот (Таня А., 6 лет). Ср.: Если человек толстый, то он мечтает похудеть, а если тонкий, то --- потолстеть. Такой способ репрезентации сентенции мы встречаем в пословицах, ср.: Добрая жена дом сбережет, плохая --- рукавом растрясет.

Ученые указывают на необходимость изучения текстовой деятельности ребенка раннего возраста [Цейтлин 2003], справедливо полагая, что о текстовой деятельности детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста мы знаем немало. Однако изучение текстовой деятельности детей > возраста в дискурсном аспекте представляется также актуальным.

Устами младенца глаголет истина --- так гласит народная мудрость. В какие синтаксические формы облекается эта истина? На этот вопрос пока что нет исчерпывающего ответа.

Литература

Дьячкова Н.А. Полипропозитивные структуры в сфере простого предложения. Екатеринбург, 2002.

Золотова Г.А. Коммуникативные аспекты русского синтаксиса. М., 1982.

Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998.

Кубрякова Е.С. Когнитивные аспекты процессов деривации // Фатическое поле языка. Пермь, 1998.

Пехлецкий С.Н., Бражников С.А., Зайцев Ю.А. и др. Не совсем толковый словарь телеигры >. М., 1997.

Цейтлин С.Н. Особенности текстов, продуцируемых детьми раннего возраста (доклад на конференции >. СПб., РГПУ им. А.И.Герцена, 12--14 ноября 2003 г.).

Примечания

1 Здесь и далее примеры из упомянутого выше словаря.