ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Эгоцентричность прономинальной и > лексики (сравнительный анализ онтогенеза личных местоимений и терминов родства)

Г.Р.Доброва (Санкт-Петербург)

Эгоцентричность является одним из основных семантических признаков личных местоимений как языковых знаков (в первую очередь, разумеется, местоимений 1-го и 2-го л.). Эгоцентричность же существительных и, в частности, терминов родства не столь очевидна, хотя, как представляется, она также имеет место. Для доказательства этого положения обратимся к исследованиям С.Д.Кацнельсона, который писал: >, нередко присутствует во всех указательных словах. --- Что такое ты? --- Лицо, к которому я непосредственно обращаюсь. --- Что такое здесь? --- Место подле меня. --- Что такое теперь? --- Время, когда я говорю. --- Что такое сюда? --- В направлении ко мне. Говорящее лицо становится в таких словах естественной точкой, отправляясь от которой мы уточняем их содержание>> [Кацнельсон 1972: 146]. Между тем возникает вопрос: не следует ли этот перечень (ты, здесь, сюда и т.п.) продолжить? Нельзя ли сказать и так: мама? --- Женщина, которая меня родила>> (выбор не официального варианта мать, а варианта мама вполне сознателен --- в первую очередь потому, что детям, речевому онтогенезу которых посвящено наше исследование, термины родства изначально известны именно в таком неофициальном варианте). Таким образом, представляется, что к вариантам типа мама, папа мы вправе применить тот же критерий: термины родства (как минимум, эти слова) представляют собой знаки, содержание которых раскрывается при опоре на точку отсчета >.

Вместе с тем, сильно ли отличаются в этом отношении варианты типа мать, отец от неофициальных мама, папа? На первый взгляд, существенно: мать --- женщина по отношению к своему ребенку (что означает, что эта лексема может быть употреблена по отношению к любому индивиду, а не только к >). Однако в каждом акте речи, в котором слово мать используется в своем основном значении, точка отсчета актуализируется. Актуализаторами выступают посессивы моя, твоя, его и т.д. Если же такого актуализатора нет, то точкой отсчета --- > --- считается >: > воспринимается как высказывание, содержащее указание на отца говорящего (при условии отсутствия в предшествующих репликах отчетливого указания на то, что речь идет об отце кого-то другого).

Следовательно, представляется, что один из основных показателей, критериев, по С.Д.Кацнельсону, прономинальной лексики --- эгоцентричность --- присущ не только местоимениям, но и терминам родства. В > терминов родства, как и в системе личных местоимений, тоже весь отсчет ведется от некоторой точки, от >. Если представить, как организована система терминов родства в сознании субъекта, то, наверное, следует признать, что одним из членов ряда, причем --- опорным, главным (в том смысле, что весь отсчет ведется от него), здесь будет не собственно термин родства, а >: есть >, есть >, >, > и т.д. Представляется показательным, что в сознании индивида в системе терминов родства одним из ее членов является личное местоимение >: членство в одном ряду, в одной системе показывает общность природы местоимения > и терминов родства. Кстати, даже в тех ситуациях, когда говорящий упоминает чьего-то родственника, используя не собственную точку отсчета, а точку отсчета собеседника и даже третьего лица (>), эгоцентризм терминов родства не исчезает. Говорящий просто как будто бы переносит > на чужую точку отсчета, при этом вставая на нее сам.

Вышеотмеченное свойство терминов родства --- их эгоцентризм --- сочетается с тем фактом, что их предметная отнесенность, с нашей точки зрения, является не постоянной, как у > существительных (о постоянной предметной отнесенности имен см., например, [Маловицкий 1972]), а двойственной. Она постоянна в том смысле, что неизменна для одного и того же члена семьи --- по отношению к одному и тому же субъекту; постоянна в том смысле, что два субъекта, если связаны отношениями родства, то связаны ими навсегда. Непостоянна же предметная отнесенность терминов родства потому, что она зависима от точки отсчета: один и тот же субъект по отношению к разным лицам (членам семьи) характеризуется с помощью различных терминов родства, и вместе с тем один и тот же термин родства имеет различную предметную отнесенность --- по отношению к разным членам семьи.

Выявляемый эгоцентризм терминов родства в совокупности с двойственной природой их предметной отнесенности (одновременно и постоянной, и непостоянной) заставляет нас отнести термины родства к > лексике и тем самым подчеркнуть их двоякую природу, внутреннюю связь не только с существительными, но и с местоимениями.

Итак, общих черт у личных местоимений и терминов родства столь много и, самое главное, они столь существенны, что это делает правомочным их совместное рассмотрение. И личные местоимения, и термины родства обозначают лицо по отношению, и те и другие эгоцентричны, уже не говоря о том, что и те и другие --- в определенном плане ситуативны, и те и другие релятивны, и те и другие обозначают роли, причем роли --- заведомо непостоянные, изначально предполагаемые как сменяемые и зависимые от точки отсчета.

Такое совместное исследование проводилось с целью изучения онтогенеза личных местоимений и терминов родства. В этом исследовании участвовали дети от 1 года до 8.06 лет: использовались записи спонтанной речи 13 детей и результаты двух экспериментальных исследований --- с 39 детьми и со 178 детьми. Данные сопоставлялись с аналогичными данными зарубежных исследователей (американские, исландские и датские дети). Исследование показало, что онтогенез личных местоимений и терминов родства удивительным образом схож: основные этапы и стадии, преодолеваемые детьми дважды, на двух > (в первую очередь --- преодоление эгоцентризма), оказались либо совпадающими, либо сходными, что подтверждает общность природы личных местоимений и терминов родства и правомочность постановки вопроса о существовании > лексики, объединяемой с прономинальной в первую очередь в связи с присущей и той, и другой эгоцентричностью.

Литература

Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972.

Маловицкий Л.Я. История предметно-личных местоимений русского языка в семантико-синтаксическом аспекте: Автореф. диc. ... докт. филол. наук. Л., 1972.