ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Мотивационная рефлексия как вид метаязыковой деятельности ребенка

Т.А.Гридина (Екатеринбург)

Представление о развитии речи как овладении вербальными знаками и знаковыми операциями не может быть полным без учета тех специфических форм речевого мышления ребенка, в которых проявляется его знание о содержании сообщения (речевого высказывания). В этом плане актуальным представляется обращение к метаязыковой деятельности ребенка как феномену, отражающему видение языковых фактов через призму когнитивного опыта формирующейся личности. Одним из основных способов выражения знания о языковом знаке и стоящем за ним содержании выступает в детской речи так называемая мотивационная рефлексия. Последняя понимается нами как направленность сознания субъекта (ребенка) на соотношение плана содержания и плана выражения единиц языка, поиск объяснимой связи между ними. Механизм мотивационной рефлексии заключается в выдвижении детьми "гипотез" относительно содержательного наполнения "готовых" языковых форм (проекции когнитивного опыта ребенка на область существующих языковых номинаций) и собственно словотворческих инновациях, реализующих отфильтрованные языковым сознанием ребенка мотивационные алгоритмы (при порождении нового слова с предъявлением мотивационного контекста). Мотивационная рефлексия может быть рассмотрена как своеобразное связующее звено между объективной действительностью и детским языковым сознанием, позволяющим ребенку моделировать мир по собственным лекалам.

"Субстратом" мотивационной рефлексии является эвристический характер усвоения языка в онтогенезе, что выражается в актуализации лингвистического инстинкта ("чутья") ребенка, интуитивном осознании "глубинных" законов языковой системы и использовании потенциала формо-, слово- и смыслообразования в ситуации когнитивного дефицита и недостаточности речевого / языкового опыта.

Выявление фактов мотивационной рефлексии в опоре на метаязыковые (мотивационные) контексты, сопровождающие процессы толкования готовых слов и процессы словотворчества в детской речи, дает возможность проследить, как ребенку "представляется его собственная мысль" (А.А.Потебня) и как он воспринимает закрепленное за тем или иным знаком значение. Мотивационная рефлексия позволяет обнаружить ассоциации, которые стоят за соответствующим знаком и определяют психологическую реальность его функционирования в речи конкретного ребенка, а также общие тенденции речевого поведения, свойственные детям определенного возраста.

Одной из доминирующих в детской речи функций мотивационной рефлексии является уточнение содержания слова при его восприятии / употреблении в чужом или собственном высказывании. Мотивационная рефлексия при этом может опираться на формальные, формально-смысловые и собственно семантические основания интерпретации внутренней формы слова. Часто фактором, определяющим направление мотивационной рефлексии, становится ситуативный контекст, из которого ребенок черпает необходимую информацию для объяснения непонятных слов или создания собственных номинаций, например: К нам вчера крановщик приходил... Кран в кухне чинил (Саша Б., 5.02). Отсылка к мотивационному значению "тот, кто чинит краны (на кухне)" раскрывает семантическое наполнение слова крановщик в речи ребенка (ср. крановщик --- "тот, кто работает на подъемном кране" и узуальный синоним детской инновации водопроводчик). Проявление мотивационной рефлексии в данном случае связано с потребностью в создании ситуативной номинации лица по роду деятельности (узуальное название ребенку неизвестно) и с необходимостью уточнения содержания собственного высказывания, чтобы быть понятым собеседником. Подобные факты мотивационной рефлексии в детской речи можно квалифицировать, с одной стороны, как проявление тенденции перехода ребенка от ситуативной речи к контекстной [Гридина, Колясникова 2003], с другой стороны, как омонимическое словообразование и/или новое семантическое наполнение словообразовательной структуры "готового" слова в условиях дефицита когнитивного и речевого опыта.

Можно выделить в детской речи факты мотивационной рефлексии трех типов: 1) коммуникативно-эвристический тип мотивационной рефлексии, опирающейся в выведении смысла слова / высказывания на конкретную ситуацию межличностного общения; данный тип мотивационной рефлексии стимулирован стремлением ребенка устранить "помехи", связанные с пониманием речи собеседника или "трансляцией" собственных высказываний (см. пример с крановщик). Ср.: А мы Машу Домшакову зовем "домна", потому что она все время болеет и в садик не ходит, дома сидит (Оля Г., 4.05). Парадоксальная ложноэтимологическая мотивация "проясняет" для собеседника смысл данного детского прозвища; 2) коммуникативно-прагматический тип мотивационной рефлексии, который сопутствует процессам "компенсационного" формо- и словообразования в ситуации номинативного (языкового) дефицита. Например: В зоологическом саду, показывая на птиц, спрашивает отца: --- Ну, папа, как ее зовут? Отец пожимает плечами и молчит: --- Та большая называется бабука, а маленькая кука. Запомнишь? [Кольцова 1979]. Реализация коммуникативной потребности в обозначении элементов наглядной ситуации ("заполнение" номинативной лакуны) основано на представлении ребенка о связи величины предмета и его имени (количества и качества звуков), о чем свидетельствует ономасиологический контекст данных взаимосвязанных новообразований; 3) интерпретативно-прогностический тип мотивационной рефлексии, сопровождающий освоение детьми содержания и формы названий определенной предметной области на основе ассоциативных (формально-семантических) вербальных аналогий и внеязыкового знания об обозначаемом, например: В духовной семинарии они там учатся на духовых инструментах? (9.11) [Харченко 1994]. В данном случае в ситуации когнитивного дефицита этимологическая рефлексия приводит ребенка к ложному выводу о содержании слова, интерпретированного через генетически родственный (созвучный), но не соотносительный по значению мотиватор (ср. духовный и духовой как родственные словам дух, дышать, вдыхать). Результатом данного типа мотивационной рефлексии являются ремотивация и уточняющая реноминация: Мы же в Центрально-Черноземном районе живем, почему же здесь песок? Это не чернозем, а пескозем! (7.06) [Харченко 1994]. Доминирующим аспектом интерпретации значения слова с предъявлением мотивирующего компонента часто становится личностный (как правило, ситуативный) смысл: Доверие --- это когда доверяют ребенку большие деньги [Богуславская, Купина 1975].

Мотивационная рефлексия может быть, таким образом, рассмотрена как выраженная (репрезентированная соотносительными по звучанию и/или значению единицами) ономасиологическая пропозиция, лежащая в основе осмысления готового или создания нового наименования. Рефлективная деятельность языкового сознания опирается как на "эмпирическое" знание, формирующее картину мира ребенка, так и на знание, выводимое из анализа осваиваемых языковых форм и значений. Метаязыковая деятельность (в частности мотивационная рефлексия) выступает как одна из форм лингвокреативного мышления ребенка, соответствующего уровню его речевой способности и активности.

Литература

Богуславская Н.Е., Купина Н.А. Значение слова в восприятии младших школьников и принципы составления учебного словаря. Свердловск, 1975.

Гридина Т.А., Колясникова О.С. Явление мотивационной рефлексии в ситуативной и контекстной речи // Linguistica juvenis. Сборник научных трудов молодых ученых. Вып.3. Екатеринбург, 2003.

Кольцова М.М. Ребенок учится говорить. М., 1979.

Харченко В.К. Словарь детской речи. Белгород, 1994.