ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Прагматические аспекты речевых имитаций у детей четвертого года жизни

А.Н.Корнев (Санкт-Петербург)

Как известно, речевая имитация и повторение играют очень важную роль в онтогенезе языковой и собственно коммуникативной компетенции ребенка. По существу, это один из ведущих способов усвоения ребенком тех навыков и форм речевого и не только речевого поведения, которыми владеет взрослый. Используя данный термин, следует отграничить его значение от повторения или подражания (воспроизведения по образцу). Между этими явлениями существует значительная разница, которая феноменологически заключается в том, что при имитации наблюдается полное или почти полное сходство эталона и копии по всем основным характеристикам. При повторении и подражании ребенок воспроизводит некоторые главные характеристики образца, однако может изменять другие его характеристики, которые представляются ему незначимыми или оказываются невыделенными как признаки.

Многие наблюдения свидетельствуют о том, что имитация является одним из основополагающих механизмов усвоения языка [Bloom 1973; Цейтлин 2000]. По-видимому, на основе этого механизма возникают так называемые замороженные формы в речи ребенка. В большинстве случаев описываются вокализационные и речевые имитации, наблюдаемые на поздних этапах доречевого (поздний лепет) и на ранних этапах речевого развития (преимущественно на втором году жизни). Позднее имитацию --- как механизм усвоения языка --- сменяет подражание.

Есть основания полагать, что функция речевых имитаций не ограничивается вышеописанной. Существует ряд наблюдений, позволяющих предполагать, что имитация в определенных ситуациях приобретает своеобразную форму речевого акта, имеющего коммуникативную направленность. Весьма наглядной иллюстрацией этого являются речевые имитации матерью вокализаций ребенка. На ранних этапах онтогенеза речевой коммуникации ребенок использует имитацию наряду с паралингвистическими средствами --- как для выражения коммуникативной интенции, так и для поддержания коммуникации.

Наши наблюдения свидетельствуют, что, кроме ранних форм речевых имитаций, существуют и их поздние формы. Для экспериментального изучения феномена речевых имитаций использовалась ситуация самостоятельной сюжетно-ролевой игры . Экспериментальная процедура включала две части: организованную игру, во время которой воспитатель демонстрировал (как бы увлеченно играя) ролевые действия игры > (продолжительностью от 5 до 10 мин.), и свободную, или самостоятельную игру (продолжительностью от 10 до 20 мин.), во время которой взрослый выходил из игровой комнаты, а дети продолжали играть.

Предметом настоящего сообщения являются результаты наблюдения за речевым поведением детей в процессе свободной, или самостоятельной игры. В целом, речевая активность детей в возрасте 3-х --- 4-х лет в процессе сюжетно-ролевой игры была существенно выше, чем в группах детей в возрасте 2-х --- 3-х лет. Как и в описаниях экспериментов, проведенных Н.М.Юрьевой [2001], мы наблюдали коактивные и интерактивные формы речевых диалогов. Среди коактивных диалогов, которые резко преобладали у детей 2-х --- 3-х лет, встречались как >, так и своеобразное комментирование собственных действий или намерений. При этом казалось, что ребенок ни к кому не обращается и занят игровыми действиями с куклой-персонажем. Несмотря на то, что данное поведение внешне было похоже на так называемую эгоцентрическую речь или аутодиалог, имплицитно оно содержало определенную коммуникативную направленность. У детей 3-х --- 4-х лет наблюдались >, аутодиалоги и интерактивные диалоги. Пропорция этих типов диалогов была весьма вариабельной и менялась не только от группы к группе, но и на протяжении одной игры.

Наряду с вышеописанными формами диалогов, наблюдались речевые имитации. Мы зафиксировали два вида имитаций: имитацию ролевых реплик воспитателя (во время организованной части игры) и имитацию речи сверстника (исключительно во время свободной игры). В этих случаях дети повторяли сказанную одним из них фразу, в точности копируя не только фразовую конструкцию, но и ее просодические характеристики. Довольно часто такие имитации приобретали характер >: дети друг за другом начинали повторять одну и ту же фразу, как бы соревнуясь в этом, что эмоционально выглядело как своеобразная форма демонстрации приобщенности к группе.

Сопоставительный анализ речевого поведения групп детей разного возраста показал, что описанная форма имитационного квазидиалога наиболее часто наблюдается у детей в возрасте 3-х --- 4-х лет и проявляется в этот период особенно интенсивно. Такие формы речевого поведения весьма редки среди детей 2-х --- 3-х лет и постепенно исчезают у детей после 4-х лет1 . Отмеченная возрастная закономерность, по-видимому, объясняется тем обстоятельством, что именно на четвертом году жизни у детей особенно активно формируются партнерские отношения, осуществляется социализация в среде сверстников и в этой связи существенно возрастает компетенция детей в сфере навыков коммуникации с равными по возрасту партнерами. В ранний период формирования речи аналогичным образом совпадают (во времени) формирование коммуникативной компетентности ребенка в общения со взрослым и его высокая активность имитации речи взрослых.

Все вышеизложенное позволяет заключить, что речевые акты в форме имитаций имеют в определенных ситуациях иллокутивную направленность, демонстрирующую эмоциональную связанность или групповую включенность. Наши наблюдения и данные эксперимента позволяют утверждать, что в речевом онтогенезе наблюдаются два пика активности речевых имитаций: на втором и четвертом годах жизни.

Литература

Цейтлин С.Н. Язык и ребенок. Лингвистика детской речи. М., 2000.

Юрьева Н.М. Экспериментальное исследование диалогического взаимодействия детей-сверстников в совместной деятельности // Ребенок как партнер в диалоге: Труды постоянно действующего семинара по онтолингвистике. Вып.2. СПб., 2001.

Bloom L. One word at a time. The Hague: Mouton, 1973.

* Эксперимент проводился на базе 4-х детских садов Калининского района г. Санкт-Петербурга, в группах Учебного центра >. В эксперименте участвовали 35 детей от 2-х до 4-х лет: две группы детей 2-х --- 3-х лет (по 5 человек в каждой) и 4 группы детей 3-х --- 4-х лет (по 5 человек). В процессе эксперимента велась видеозапись. Анализ видеоматериалов проводился экспертным методом.

1См. данные аналогичных экспериментов с детьми 4-х --- 6-ти лет, не включенных в данное сообщение.