ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Иерархия правил русского письма и детские графические девиации

Т.В.Кузьмина (Санкт-Петербург)

Русское письмо --- сложная, иерархически организованная система. Минимальными элементами этой системы являются буквы алфавита, из которых складываются более крупные единицы письма --- графически выраженные морфемы и словоформы --- в соответствии с определенными правилами. Эти правила диктуют условия употребления минимальных единиц письма и конструирования более крупных единиц --- графически выраженных морфем и словоформ. Под правилами письма можно понимать существующие в сознании носителя языка представления об основаниях выбора той или иной графемы, того или иного графического средства при порождении письменного текста.

И.А.Бодуэн де Куртенэ, Л.В.Щерба, Л.Р.Зиндер [Бодуэн де Куртенэ 1963; Щерба 1974; Зиндер 1987] определили три уровня правил письма (этими авторами не всегда использовался термин <<правила>>): 1) правила алфавита --- связь набора букв, используемых определенной письменной системой, с фонемным составом языка --- в этом случае каждый графический знак рассматривается вне сочетаний с другими знаками; 2) правила графики --- законы передачи на письме фонем данного языка в их сочетаниях средствами алфавита (отдельными графическими знаками или их сочетаниями) без учета того, в состав какой значимой единицы --- морфемы или словоформы --- входит фонема или сочетание фонем; 3) правила орфографии --- законы отражения на письме значимых единиц языка --- морфем и словоформ --- в их фонемном составе в зависимости от морфологических связей этих языковых единиц.

Не все авторы, описывавшие в разное время систему русского письма, выделяли три уровня этой системы. Так, А.Н.Гвоздев и В.Ф.Иванова [Гвоздев 1963; Иванова 1966] писали о графике и орфографии, т.е. не выделяли подсистемы алфавита. Видимо, такое уровневое подразделение системы письма в большей степени отвечало запросам школы. Действительно, правила алфавита, по нашему мнению, большинство детей осваивает спонтанно, еще до начала школьного обучения.

Внимание к особенностям детского письма побуждает обратиться и к закономерностям прямых, одно-однозначных соответствий элементов графической системы и минимальных произносительных единиц --- фонем, т.е. к правилам алфавита. На начальных этапах освоения письма дети реализуют именно эти правила: опираясь на сложившийся в сознании фонемный образ слова, выделяют какую-то минимальную единицу и соотносят эту единицу с графической единицей --- наиболее подходящей, по их мнению, буквой алфавита. Написания слов этого периода представляют своего рода транскрипционную запись, отражающую фонемную оболочку слова. Чаще в детских записях находит отражение <<щербовская>> фонема. Достижением ребенка на этом этапе можно считать точную передачу фонем русского языка с учетом всех дифференциальных признаков согласных фонем, исключая мягкость / твердость, т.к. передача мягкости / твердости согласных регламентируется правилами уровня графики. Примеры: ахота (охота), фурашка (фуражка), когать (коготь).

О неосвоенности правил алфавита свидетельствуют графические девиации, вызванные, во-первых, некорректным членением словоформы на минимальные звуковые единицы (примеры группы 1), во-вторых, <<сбоями>> в фонемной интерпретации (примеры группы 2), в-третьих, неотображением всего необходимого набора дифференциальных признаков фонемы (примеры группы 3).

Примеры

  • [1.1]. Так называемое консонантное письмо --- написания, не отображающие гласных фонем: ркт (ракета), ктр (катер), мшн (машина).
  • [1.2.] Поэлементная передача аффрикат: гарчитца (горчица), заятц (заяц), ящирицца (ящерица).
  • [2.1.] Неполная передача аффрикат: авса (овца), ящериса (ящерица), тьапля (цапля), щаеник (чайник).
  • [2.2.] Смешение аффрикат: вицина (ветчина), водицка (водичка), черкачь (циркач), щупальче (щупальце).
  • [2.3.] Неверное фонемное отожествление огубленных гласных: голопь (голубь), бабучка (бабочка), звюзды (звезды), брёки (брюки).
  • [2.4.] Отождествление шумных переднеязычных палатальных с аффрикатами: цигр (тигр), медвец (медведь), крокзил (крокодил).
  • [3.1.] Смешение глухих и звонких согласных фонем в позиции перед гласными: тетушка (дедушка), тепе (тебе), шавёр (шофер), крагодил (крокодил).

Следует отметить, что неосвоенность правил алфавита может проявляться и в письменных текстах школьников, что говорит о сложности их структуры и прямой зависимостью их освоения от темпов формирования фонологической системы ребенка.

Неосвоенность правил графики (слогового принципа русского письма) порождает девиации иного рода. Так, дети могут осваивать поливариантные правила передачи мягкости согласных и отображения фонемы /j/ как одновариантные, т.е. не учитывать при письменном кодировании фонетическую позицию этих согласных. Например, если ребенок усвоил функцию маркера мягкости буквы Ь, он может использовать его как при передаче мягкости согласных в позиции конца слова, так и в позиции согласных перед гласными: гробьитьиль (грабитель), тьэло (тело), побьэжальи (побежали). Дети, освоившие значение буквы Й, иногда расширяют сферу ее применения: йолка (ёлка), расийа (Россия), вйуга (вьюга).

Иногда факты детской письменной речи свидетельствуют о другой тенденции --- об упрощении структуры правил письма, в частности, дети часто не учитывают ту область правил, которая касается передачи сочетаний непарных по твердости / мягкости согласных и гласных. Освоив способы маркирования мягкости или твердости согласных фонем, дети применяют их и в тех случаях, когда по правилам русского письма этого делать не требуется. Отсюда девиации такого рода: чяшка, щюка. Освоение орфографии также порождает девиационные написания, в первую очередь те, которые А.Н.Гвоздев называл <<написаниями против произношения>>: ёрж (ёрш), корондаш (карандаш) и т.п. Такие написания возникают как следствие неправомерного обобщения: <<всегда пиши О, где произносится [а]>> или <<обозначай на письме всегда звонкую согласную, какая бы ни звучала>>.

Детские графические девиации <<орфографического уровня>> также показывают его сложную организацию. Передача позиционного чередования гласных, чего не допускает норма, долго прослеживается в написаниях корневых морфем, тогда как даже дошкольники часто правильно передают на письме окончания (в особенности это касается окончаний существительных). Дети встречают меньше трудностей при отображении в письменной речи парных по глухости / звонкости согласных, чем при передаче гласных фонем.

Нельзя сказать, что правила письма, относящиеся к разным уровням, дети осваивают последовательно: в первую очередь уровень алфавита, затем --- уровень графики, следующим --- уровень орфографии. Каждый из этих уровней имеет иерархически организованную структуру. С уверенностью можно сказать, что усвоение ядерных, базовых областей графики и орфографии совпадают во времени. Данное положение подтверждают примеры детских написаний, приведенные выше, например, те, в которых ненормативно отображена мягкость согласных, но некоторые гласные переданы в соответствии с правилами правописания (тьэло, побьэжальи). Другой пример: дети, чье письменно-речевое развитие прослеживалось нами в течение ряда лет, одновременно осваивали правила передачи согласных фонем парных по глухости / звонкости и по твердости / мягкости.

Таким образом, в детских письменных текстах отражаются как макроуровни (правила алфавита, графики, орфографии), так и микроуровни системы письма --- проявляется внутренняя иерархия подсистем письма, например, передачи на письме мягкости согласных фонем или фонемы /j/ в графике, орфография корневых и аффиксальных морфем в орфографии.

Литература

Бодуэн де Куртенэ И.А. Об отношении русского письма к русскому языку // Избранные труды по общему языкознанию. Т.2. М., 1963.

Гвоздев А.Н. Основы русской орфографии // Избранные работы по орфографии и фонетике. М., 1963.

Зиндер Л.Р. Очерк общей теории письма. Л., 1987.

Иванова В.Ф. Современный русский язык. Графика и орфография. М., 1966.

Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974.