ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Развитие диалогических форм речи у ребенка на первом году жизни

И.Г.Маланчук (Красноярск)

Мы исходим из того, что вокализации ребенка двух --- трехмесячного возраста могут быть истолкованы как средства коммуникации. Описанная для первого месяца жизни младенца система социальных сигналов [Мухамедрахимов 1999: 47 и сл.], по существу, отражает возможности его активного участия в коммуникации с матерью (их диалогические отношения). Более того, в пользу изначально диалогических отношений говорят данные психологии и нейрофизиологии, согласно которым аффективные сигналы ребенка запускают <<поведение заботы>> у матери, а звуки, издаваемые им, являются для нее приоритетными (см. <<вызванное младенцем поведение матери>>, в том числе <<baby talk>>). Акустическая система ребенка настроена на восприятие речи матери, при обработке мозгом ребенка речевых и неречевых сигналов наблюдается латерализация.

Первичным в отношении формирования собственно речевых диалогических умений ребенка является представление матери о социальном взаимодействии, которое она переносит на взаимодействие с начинающим вокализировать новорожденным. Речевой аспект взаимодействия в диаде <<мать --- ребенок>> выражается в отклике матери на вокализацию ребенка, первоначально <<слитую>> с его физическим состоянием и ощущениями, либо --- в инициативном говорении матери с ребенком, которое описано Д.Штерном как специфический вокальный диалог матери и ребенка, оставляющий ему возможность <<встроиться>> в текст, конструируемый взрослым [Мухамедрахимов 1999: 50]. И ответное, и инициативное поведение матери приводит к тому, что ребенок демонстрирует навык диалога в речи уже в возрасте 0.03.06.

Систематические наблюдения за речевым поведением ребенка в возрасте от трех до шести месяцев (Андрей С.) в условиях естественной коммуникации1 обнаруживают следующее. В трехмесячном возрасте ребенок инициативен в коммуникации: для организации общения он использует ряд вокализаций (слабых и сильных речевых сигналов) и способен активно выражать недовольство прекращением общения со стороны взрослого партнера. Физический контакт с матерью вызывает его положительные эмоции и сильные речевые сигналы удовольствия (смех). Напротив, неоправдавшееся ожидание физического контакта вызывает сначала несильные сигналы (негативную мимику обиды и слабый плач), которые усиливаются в случае отказа от контакта со стороны взрослого. Интенсификация вокализаций и реагирование взрослых на более сильный речевой сигнал приучают ребенка к изменению тактики взаимодействия. В этом возрасте зафиксировано умение осуществлять диалоговое взаимодействие: ребенок слушает, когда говорит взрослый, и замолкает, когда взрослые начинают говорить (в том числе в тех случаях, если их речь не адресована ребенку), а также начинает <<говорить>> как бы в продолжение речи взрослого. Более интересный для ребенка социальный объект способен вызвать активизацию его поведения: <<речь>> инициативно адресуется партнеру и становится более продолжительной. В возрасте около четырех месяцев ребенок начинает лепетать спокойным тоном в отсутствие других людей, а во второй половине пятого месяца --- <<разговаривать>> с игрушками, вызывающими у него ассоциацию с лицом человека. Однако подобная инициативная <<речь>> непродолжительна: ребенок быстро теряет к игрушке интерес. Это может обозначать, что модель диалогического взаимодействия с социальными объектами становится когнитивной моделью восприятия и интерпретации ситуации общения, а объекты, не входящие в эту модель, распознаются ребенком как несоциальные.

Таким образом, можно обозначить динамику развития системы речевой коммуникации ребенка с окружающими. На первом этапе социальное окружение ребенка, осуществляя <<речевую экспансию>>, модулирует речевую способность ребенка, данную ему от рождения. В ответных реакциях матери на сигналы ребенка моделируется схема диалогического взаимодействия. В четырехмесячном возрасте ребенок распространяет диалогическую модель на случаи, в которых отсутствует партнер, создавая ситуации автокоммуникации (монолога, несоциализированной речи, по Ж.Пиаже), которые оказываются возможными не дó, а после того, как ребенок имел опыт диалога с матерью [Маланчук 2002]. Мать, истолковывающая состояния и вокализации младенца и особым образом реагирующая на них, приучает его к определенному <<речевому>> поведению в типичных коммуникативных ситуациях. Неотзывчивость взрослого в случаях привлечения внимания заставляет ребенка использовать определенную тактику во взаимодействии со взрослым. Диалог изначально индивидуализируется в соответствии с типом родительского поведения.

Литература

Маланчук И.Г. Закрытие монолога, или Диалогическая модель коммуникации и проблема эгоцентризма детской речи // Научно-методический вестник. Вып.2. Красноярск, 2002.

Мухамедрахимов Р.Ж. Мать и младенец: Психологическое взаимодействие. СПб., 1999.

Примечания

1 Дневниковые записи матери и аудиозаписи.