ИЛИ РАН
Сайт находится в разработке. В ближайшее время будет доступна обновленная версия

Влияние речи, обращенной к маленьким детям,на процесс усвоения ими языка

Ст.Милевский (Гданьск)

Большинство исследователей, занимающихся проблемой восприятия речи маленькими детьми, считают, что взрослые при общении с ребенком используют другую --- <<специфическую>> --- разновидность языка1 Однако единодушия относительно того, какую роль играет эта характерная разновидность языка взрослых в процессе усвоения языка ребенком, пока не достигнуто.

По мнению некоторых психолингвистов, общение взрослого и ребенка представляет собой хорошо составленные <<уроки языка>> [Snow 1972], использующиеся с целью облегчения (для ребенка) процесса усвоения языка. Одновременно во многих работах на эту тему высказывается и мнение о том, что не рекомендуется употреблять child-directed speech (далее CDS). Более того --- в использовании CDS усматривают препятствие, существующее для ребенка в процессе усвоения языка. Данная точка зрения имеет давнюю традицию. Первое упоминание об этом можно найти уже у М.Ф.Квинтыляна в <<Institutionis oratoriae libri>>2 . Крайне отрицательно <<детская>> манера речи взрослых, обращенной к детям, оценивается также в работах логопедов. Между тем существенных доказательств для той или иной оценки рассматриваемой разновидности языка все же не хватает: эмпирические исследования о влиянии использования / неиспользования CDS на развитие речи ребенка отсутствуют [Smoczynska 1997: 44; Цейтлин 2000: 31].

В научной литературе выделяются три точки зрения, касающиеся влияния СDS на развитие речи ребенка. Сторонники первой из них (большинство исследователей) утверждают, что разговор с ребенком <<по-детски>> приводит к нарушениям и торможению его языкового развития [Ohnesorg 1959; Kaczmarek 1977: 83, 86]. Сторонники второй точки зрения считают, что употребление по отношению к ребенку <<языка нянь>> упрощает понимание и усвоение языка [Toivainen 1994; Maurer, Maurer 1994: 168]. И, наконец, сторонники третьей точки зрения занимают промежуточное положение между двумя названными, полагая, что одни языковые особенности CDS могут положительно влиять на языковое развитие ребенка, другие --- отрицательно, иными словами, могут ограничивать это развитие [Jurkowski 1986: 63].

Мнения исследователей, представляющих ту или иную позицию, содержат в себе довольно много субъективизма, поскольку чаще всего исследователи опираются на личный опыт. Имеющиеся в этой сфере данные не позволяют нам занять однозначную позицию по этому вопросу. Безусловно, не может быть и речи о глобальном отрицательном или глобальном положительном влиянии регистра CDS, или ВТ (baby talk) на процесс усвоения языка ребенком. Нельзя применять одинаковые критерии оценки, например, по отношению к просодике СDS или представленной там специфической лексике [Milewski 1997, 2001]. Следует различать фонетическую инфантилизацию рассматриваемого вида текстов, наличие экспрессивных образований и т.п. [Luczynski, Milewski 1999]. С точки зрения логопеда, самую большую проблему создают опекуны, которые разговаривают с детьми <<специфически детским>> языком --- с обилием артикуляционных и грамматических ошибок. Большое значение здесь имеет и возраст ребенка, с которым разговаривают таким образом.

Наши многолетние исследования в этой области позволяют сделать вывод о том, что способ речевого общения взрослого и ребенка является чаще всего неконтролируемым со стороны говорящего лица3 . Переформулируя одно из правил врачебной этики <<primum non nocere>>, отметим, что на ранней стадии общения с маленьким ребенком должно обязательно использоваться правило <<primum non tacere>> (<<главное --- не молчать>>). По мнению Р. Брауна, любой взрослый обладает интуитивно им освоенными правилами речевого общения с ребенком. Важнее всего всевозможными способами передавать ребенку положительные эмоции и чувства (cм. [Лепская 1994] --- прим. ред.).

Можно ли разговор взрослого с ребенком рассматривать как специфические <<уроки языка>>? Безусловно, <<воспитательное>> значение СDS не вызывает сомнения у многих исследователей этого явления. Но обычно урок ассоциируется с сознательно организованным методическим мероприятием, целью которого является изучение конкретных сведений или передача определенных теоретических знаний. Однако та <<школа разговора>>, которую проходит ребенок в семье, чаще всего ведется несознательно, без всякой подготовки со стороны <<учителей>>. Поэтому главной задачей психолингвистов должно быть изучение разнообразных способов влияния речи взрослых на процесс усвоения языка ребенком, а также определение того, чтo именно в этом процессе оказывается значимым. Владение всесторонними знаниями в этой сфере позволит точно определить, какую роль играет обращенный к детям язык в развитии их речевой компетенции.

Литература

Лепская Н.И. Детская речь в свете теории коммуникации // Вопросы языкознания. 1994. N 2.

Цейтлин С.Н. Язык и ребенок. Лингвистика детской речи. М., 2000.

Brown R. Introduction // Talking to children: language input and acquisition. Cambridge, 1977.

Jurkowski A. Ontogeneza mowy i myslenia, Warszawa, 1986.

Kaczmarek L. Nasze dziecko uczy sie mowy, Lublin, 1977.

Kwintylian M.F. Ksztalcenie mówcy. Ksiegi I, II i X. Warszawa, 2002.

Luczynski E., Milewski S. Morphological aspects of child-directed speech in Polish // Communication and its disorders: a science in progress. Amsterdam, 1999.

Maurer D., Maurer C. Swiat noworodka. Warszawa, 1994.

Milewski S. <<Jezyk nianiek>>/ jako specyficzny rodzaj dyskursu edukacyjnego // Dyskurs edukacyjny Krakow, 1997.

Milewski S. Wyrazy dzieciece --- problemy terminologiczne, metodologia badan // Psychologia Rozwojowa. 2001. T.6, N 1--2.

Ohnesorg K.M Druhá fonetická studie o detské reci. Brno, 1959.

Smoczynska M. Przyswajanie systemu gramatycznego jezyka przez dziecko // Rozwój poznawczy i rozwój jezykowy dzieci z trudnosciami w komunikacji werbalnej --- diagnozowanie i postepowanie usprawniajace. Warszawa, 1997.

Snow C.E. Mother's speech to children learning language // Child Development. 1972. N 43.

Toivainen K. Hoivakielen tutkimuksesta ja suomen murteiden hoivasanastosta // Ensikielenä suomalaiskieli. Turku, 1994.

Примечания

1 Cм., например, англ.: motherese, baby talk, child-directed speech, caregiver / caretaker speech; пол.: jezyk nianiek / piastunek, jezyk dziecinny / dzieciecy; швед.: barnsprak, tala barnsprak; фин.: imettäjäin kielen, hoivakieli, hoivarekisteri; рус.: материнская речь, мамкин язык, язык нянь..

2 <<Прежде всего, пускай няньки говорят правильным языком. <...> Пускай наш воспитанник даже в младенческом возрасте не привыкает к такому типу разговора, чтобы потом не должен был от него отучиваться>> [Kwintylian 2002: 77 и след.].

3 Наименее осознаваемой здесь является, безусловно, фонетика.